Глава тридцать девятая

 

1

Мать - в обморок. Подняли бабки вой.

Петрович срезал ватною рукой

Веревку с балки. Парня подхватили.

 

И, как ни странно, через пять минут

Машина "Скорой", к счастью, тут как тут.

Валерку на носилки положили

 

2

И увезли. Прекраснейшая тема

Для наших сплетниц, словно диадема

Для царской головы. И с языков

 

Теперь уж не сходили разговоры

О происшедшем. Тут же и раздоры

Пошли у сплетниц из-за пустяков.

 

3

А Толик Галкин, сунув в рот ириску,

Спокойно Оле передал записку,

Шепнул: - "От Пилина",- и отошел.

 

Укрывшись от людей в саду за домом,

Под сенью липы, в уголке знакомом,

Где летом так мечталось хорошо,

 

4

Записку эту Оля прочитала.

Тут целое письмо! Она не знала,

Что делать ей теперь, как поступить...

 

Прочтем и мы, хотя б письма начало.

Тогда поймем, что Олю взволновало,

А заодно - сюжета свяжем нить:

 

5

"Любимая!.. Я раньше не решался

Назвать тебя любимой. И стеснялся,

И права я на это не имел...

 

Теперь имею! Потому что знаю,

Что я тебя любимой называю

В последний раз. Иначе б не посмел...

 

6

Что говорить: мне в жизни нет прощенья...

Я никогда не верил в отпущение

Грехов. Не верил святости креста.

 

Религии изменчивы, как моды.

И бог меняется под знаменем свободы.

И наша жизнь давно уже не та,

 

7

Что в омуте библейских лихолетий...

Но девять с половиною столетий

Что делал Ной? Чем жил он столько лет?

 

Мы к двадцати от жизни уж устали,

А к сорока - мы стариками стали,

Еще лет двадцать - вот уж нас и нет.

 

8

Но девятьсот! Ах, Господи, куда же

Такая прорва? Не уместишь даже

В сознании. Устанешь от житья.

 

И в сердце жизнь прожжет такую рану,

Что лучше уж живьем под землю кануть

От этого земного бытия.

 

9

Тут белый свет покажется не мил.

Спасибо, Господи, что жизнь нам сократил.

Иначе мы б такого натворили...

 

А впрочем, мы и в двадцать с лишним лет

Немало успеваем сделать бед.

Взглянуть назад - к чему так долго жили?

 

10

Пока еще мы дети - нам легко,

Мы думаем, что смерть так далеко,

Что жизнь прекрасна и любовь прекрасна.

 

Но вот нам изменяют: жизни нет,

И нет любви, и видишь столько бед

Вокруг, что жизнь становится напрасна...

 

11

Я никогда с любовью не шутил;

Как Пушкин, не писал: "Я вас любил..."

И никогда не думал об изменах.

 

Я, словно мальчик, все воспринимал

Как в первый раз, любил и ревновал

Всерьез, и кровь в моих кипела венах.

 

12

Не мог так скоро охладеть мой пыл,

И я не успевал сказать: "любил..."

"Я вас любил..." - вот боль для адресата.

 

Нет, я люблю! Люблю тебя сейчас!

Люблю всегда! И в свой предсмертный час

Люблю тебя. Нет, ты не виновата,

 

13

Что сердцем ты не выбрала меня.

Будь счастлива! Я, больше не виня,

Не осуждая никого на свете,

 

Хочу уйти, покинуть этот мир,

Затертый и зашарканный до дыр,

Где счастливы одни глупцы да дети..."

 

14

А дальше он признался Ольге в том,

Что пристрелил Лаврова. И потом -

Опять: "Будь счастлива!.." О, простота святая!

 

Убить любовь и счастья пожелать!

Лишь мой влюбленный мог так написать,

Чье чувство страсти без конца и края...

 

15

Тут Оле тоже расхотелось жить.

На сердце пусто. "Как он мог убить

Мою любовь?!! Несчастный, злой мальчишка!..

 

Повесился. Ну что ж, и поделом!.."

С печалью Оленька вернулась в дом.

В квартире тихо плакала малышка

 

16

Танюша, взрослых переняв настрой:

- Когда придет с охоты папка мой?

- Не знаю, милая, - Ирина отвечала.

 

Катюша молча гладила кота.

Часы ползли улиткой. Маята.

Но Кистенева о письме молчала.

 

17

Уж за полночь давно. Никто не спит.

На желтый месяц Оля все глядит

И, не скрывая, слезы утирает.

 

Ирина, видя Олину печаль,

Решила, что Валерку Оле жаль,

Что Кистенева по нему скучает...

 

18

Вдруг в коридоре - топот, разговор.

Все посрывались с мест и - в коридор.

А там Орлов с редактором напару

 

Несут всю амуницию с собой.

За ними бабки из дверей толпой

Повылезали живо для базару.

 

19

- А где Сережа? - "Дядя, где наш папа?"

- На, милая, держи, от папы - шляпа.

А сам - в больнице...- "Как?!" - Все хорошо...

 

- Но что случилось?! - "Жив он, ранен только..."

- Ну, слава богу! - прошептала Ольга.

- Как, "слава богу"? Это что еще?.. -

 

20

Но Оля тетке объяснять не стала

Свои слова. Тем паче, что узнала

От москвичей Ирина про дуэль:

 

- Причина - Оля?!! Боже мой! Ведь ясно,

Что ревновал бедняга так напрасно...

И виноват во всем, конечно, хмель!..

Бесплатный конструктор сайтов - uCoz