Глава двадцать первая

 

1

Вот снова вечер овладел столицей.

Повсюду бесконечной вереницей

Усталые прохожие спешат,

 

Проблемами да болями едины.

И каждый одинок. Кто в магазины

Торопится, чтоб к ужину салат

 

2

Из свежих овощей для домочадцев

Успеть сварганить, дабы не скончаться

От чудной экологии Москвы,

 

А подкрепить здоровье витамином;

Кто, заболев всерьез московским сплином,

Фланирует для скуки лишь, увы.

 

3

Кто развестись летит, кто обвенчаться,

А кто надежду тешит - повстречаться

В толпе столичной со своей судьбой.

 

Несет народ неистовое бремя,

Спешит, спешит, спешит в борьбе за время

И прекратить не может этот бой.

 

4

Кто - в Малый, кто - в Большой, кто - на Таганку;

Кто - поскорей в постель, чтоб спозаранку

Вновь окунуться с головой в толпу.

 

Кишит людской бескрайний муравейник.

Вот русский коммерсант - большой затейник

Идти в обход законного табу, -

 

5

Как пчелка, кружит над своим товаром.

За то доход имеет он недаром,

Мастак продать, но не произвести.

 

Лавров ему сочувствует со знаньем,

И легкий взгляд свой с искренним вниманьем

Он дарит коммерсанту по пути.

 

6

Вот дружная толпа вчерашних школьниц,

Болтушек, модниц и "На-на" поклонниц,

Готовых хоть кого свести с ума.

 

На них невольно все мужские взгляды

Притормозить хоть на минутку рады.

Природа виновата в том сама.

 

7

И наш Лавров, спеша домой к Орлову,

Глядит на них, да видит Кистеневу

Он в каждой девушке. В автобус сев,

 

Усталый взгляд направил на дорогу,

От шума утомившись, понемногу

Он стал дремать под уличный напев.

 

8

Смешавшись не по рангам и ранжирам,

Беременные скучным пассажиром,

Изношенные в несколько сроков,

 

Спешат, пыхтя, друг друга обгоняя,

Автобусы, троллейбусы, трамваи,

Проспекты бороздя без дураков.

 

9

Скользит, шурша, поток автомобилей...

Москва, Москва - столица водевилей,

Трагедий и комедий всей Руси.

 

Вот наш герой, проснувшись там, где надо,

И выспавшись под звуки серенады

Московских улиц, к другу потрусил.

 

10

Свой краткий отпуск исчерпав бесплодно,

Журналов список исчеркав свободно,

Лавров был и пристыжен, и разбит,

 

Опустошен, подавлен, даже слишком,

Раскритикован, как простой мальчишка.

А друг его беспечно говорит:

 

11

- Ну что, опять не солоно хлебавши?

- Я вижу, ты уже слегка поддавши?.. -

Не отвечая, подъязвил Лавров.

 

- Налить? - "Налей". - Дела, конечно, плохи?

- Да хуже нет... Все ваши скоморохи!..

Я провалиться, кажется, готов.

 

12

В журналах, будто дураков засилье!

Где заправляют Шиндель и Васильев,

Там свежей мысли хода не дадут!

 

Они сидят лишь для своей персоны,

Фальшивые журнальные масоны!

Им льстит, что к ним с поклонами идут.

 

13

Они живут еще в "совковом" веке

И судят по чинам о человеке.

Но медный век поэзии прошел!

 

Он канул в Лету, надо в том признаться.

Пора российской лире возрождаться!

Я вижу это слишком хорошо...-

 

14

Лавров хмелел и злился все сильнее,

И поносил журналы тем вернее,

Чем чаще к потной рюмке приникал:

 

- Погубит их элитность напускная

И старая поэзия больная!

- Да ты, смотрю, активный радикал

 

15

В поэзии! - Трунил Орлов над другом. -

Да только их ведь не возьмешь испугом.

Придется, брат, под их дуду плясать.

 

- Да я б плясал, когда бы веселила

Меня их музыка, а не душила.

Со школы мы привыкли изучать

 

16

Шедевры мировой литературы,

Великие источники культуры.

Однако ж, всюду нам твердят о том,

 

Что в свет они сквозь силу выходили

И современники их вовсе не ценили.

А понимали лишь потом, потом!..

 

17

Наш задний ум довольно нас прославил.

Не хватит ли? - "А ты б кого представил?..

Кого нам в гении сегодня записать?

 

Тебя?.. Сказать при жизни кто бы взялся?

И так над нами запад весь смеялся,

Когда мы гениев пытались назначать".

 

18

- Я не о гениях. Я о литературе.

Пора нам с уважением к культуре

Своей без экивоков отнестись.

 

Возьми провинцию - журналов слишком мало!

Да и столица много потеряла.

Уж хочешь ты сердись, иль не сердись,

 

19

Но где к журналам нашим уважение?

Я испытал немало удивления,

В редакциях. Тут все у них не ах.

 

А смотрят, будто я и есть изменник...

Ты видел, где ютится "Современник"?

А "Новый мир" и вовсе в закутках.

 

20

Ведь это ж все известные журналы!

Литературы нашей генералы!..

- Я не сторонник мертвых воскрешать.

 

Коль выживут, так им хвала и слава,

А нет, так новых целая орава.

Но это, в общем-то, не нам решать.

Бесплатный конструктор сайтов - uCoz