Тридцать семь

(трилогия)

 

1.

 

Мне тридцать семь. Уже пора стреляться.

Уже пора хоть в чем-то преуспеть.

Сказать свое. Промямлить, прохрипеть

На издыхании и глухо рассмеяться.

 

И кануть в Лету... Будет за окошком

Все так же лить весенний редкий дождь;

И свежих листьев трепетная дрожь

Пленит уж не меня; и чья-то кошка,

 

Укрывшись под дощатым тротуаром,

Мой взгляд не привлечет. Исчезнет день,

В котором и тоскующая лень,

И вдохновение - даются даром...

 

Пора, пора под пистолет подставить

Свой медный лоб. И даже страха нет.

Уже и Пушкин встал под пистолет,

И Лермонтов давно успел прославить

 

Себя и лиру выстрелом жестоким.

А я все жду. Чего? Не знаю сам.

И в одиночестве, молясь своим богам,

Стою над этим миром одиноким.

 

2.

 

Мне тридцать семь. Стреляться не хочу.

И не с кем. Не могу себе представить

Того, кто мог бы так меня подставить,

Чтоб в гневе я, подобно палачу,

 

Предал его на смерть; своей рукой

Нажав курок, мозги его размазал

На свеженьком снегу. Нет, я б промазал,

Чтоб уступить тот выстрел роковой.

 

Я не жесток. И даже во враге

Сначала вижу только человека.

Я б спорил с ним, судился бы полвека,

Но чтоб убить… Не знаю… Э-ге-ге…

 

Убить его за то, что он свинья?

Убить за то, что выразился плохо?

Стоп, стоп, позвольте, нет ли тут подвоха?

Ведь этак же кому-нибудь и я

 

Не нравлюсь, может быть, до тошноты.

Но есть ли правда в споре «или – или»?..

Вы помните, ведь Пушкина убили!!!

Не жаль ли? Гений чистой красоты.

 

3.

 

Мне тридцать семь. А я не застрелился.

Не спился, не повесился и не...

Возможно, дело вовсе не во мне.

Возможно, срок поэтов изменился

 

И отодвинулся на время, как Высоцкий

Предсказывал, хрипя на всю страну...

Смотрю на снег и вижу белизну,

Что описал в стихе Иосиф Бродский.

 

Но цифра "37" меня пронзила

Стальным клинком ужасной тишины.

Как будто вдруг трагедия войны

Сознание и сердце поразила;

 

Как будто бы теперь я стал в ответе

За все вокруг, за каждого из вас.

Зачем же торопить последний час?

К чему спешить бесследно кануть в Лете?

 

Но, боже мой, когда б вы только знали,

Что неизбежный срок назначен всем...

Мне кажется, что и Христа распяли

Не в тридцать три, а ровно в тридцать семь.

Бесплатный конструктор сайтов - uCoz