Поминальные игры. Бега.

(Порядок построения на старте)

Интересна интерпретация перевода 358-го стиха 23-й песни, где говорится о построении колесниц перед колесничными бегами на погребальных играх в честь Патрокла.

Вызвавшиеся возницы бросают свои жребии в шлем Ахиллеса, затем тот трясёт шлем, чтобы узнать, чей жребий выпадет первым, чей – вторым и так далее. Таким образом определяли очерёдность на старте. Далее все возницы ставят своих коней с колесницами на старт. И вот тут переводы разнятся.

У Гнедича переведено весьма уклончиво. Он говорит, что все возницы встали своим «порядком»:

 

Гнедич (23:355-359):

…Третий Атрееву сыну, царю аргивян Менелаю;

Выпал за ним Мериону вождю; но последнему жребий

Сыну Тидееву храброму гнать колесницы достался.

Стали порядком; мету им далекую на́ поле чистом

Царь Ахиллес указал…

 

Каким именно порядком, не объяснено. Минский переводит по-другому, он пишет, что колесницы встали друг за другом:

 

Минский (23:358):

Стали они друг за другом; Ахилл указал на границу…

 

Вересаев эту строку перевёл иначе. У него на старте все колесницы встали в ряд:

 

Вересаев (23:358):

Стали все в ряд. Указал им вдали, на равнине свободной,

Знак поворотный Пелид…

 

Однако и построение колесниц по принципу Минского (друг за другом), и построение по-Вересаеву (все в ряд) – не обеспечивает справедливого соревнования. Если колесницы построить друг за другом, как у Минского, то последнему, конечно же, будет не легко обогнать впереди стоящих соперников. Это явно не справедливо. Если же колесницы поставить в ряд, как у Вересаева, то у крайнего возницы, что с наружного круга (ведь они бегают по кругу), круг этот будет значительно больше, чем у того, кто стоит на внутреннем круге. И это тоже несправедливо.

Скорее всего, колесницы на старте ставили лестницей (уступами, ступенями). Первой шла колесница с внешнего, большего круга, далее все последующие колесницы чуть отступали, а замыкала построение та колесница, вознице которой выпал последний жребий на внутренний круг. Он начинал старт как бы последним, позади всех. Такое построение справедливо.

Поэтому перевод Гнедича следует признать более правильным, хотя у него и не понятно, как именно стоят колесницы. Но у Минского и Вересаева, хотя и понятно, как они стоят, само построение не верно, потому что так на старте колесницы стоять не могут.

Хотя, надо отметить, что и тут, как во многих спорных местах поэмы, Вересаев более точен в «буквальном» переводе. Слово «μεταστοιχί» действительно обозначает «в ряд, в линию». Но выше мы читаем о жеребьёвке и о том, что Диомеду Тидиду выпала доля последнему гнать лошадей, так как его жребий выпал из шлема последним. Следовательно «линия» на старте была не прямой, «ряд» шёл ступенями: кто-то был первым, а кто-то последним. В противном случае (если бы ряд был прямой) стартовать пришлось бы по очереди, а не всем вместе, то есть самих «стартов» было бы столько же, сколько участников, что само по себе странно. Тем более что ниже в тексте говорится об одновременном старте всех возниц, участвовавших в этих колесничных бегах.

Бесплатный конструктор сайтов - uCoz